Открываем пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Лето — идеальное время для путешествия по области. Итак, рассказываем о городе Пушкин: как добраться своим ходом (в том числе и на велосипеде), что посмотреть, где недорого перекусить. А также поделимся полезной информацией: что взять с собой для кормления белок и где находится велопрокат.

О городе

Город Пушкин славится расположенным на его музеем-заповедником Царское село, известным своей богатой историей, прекрасными дворцами, великолепным убранством знаменитой Янтарной комнаты и удивительными Екатерининским и Александровским парками.

В Пушкине прошли лицейские годы Александра Сергеевича Пушкина, учебные годы Анны Ахматовой и Гумилева. Каждый год в октябре в городе проходит традиционный литературно-музыкальный вечер, посвященный годовщине Императорского Царскосельского Лицея.

Как добраться:

Электричка: Витебский вокзал — ж.д. станция «Царское село» (время в пути — 32 минуты),  Балтийский вокзал — ж.д. станция «Александровская»(время в пути — 25 минут, далее на автобусе №378),  Купчино — ж.д. станция «Царское село» (время в пути — 20 минут).

Маршрутное такси: от м. Московская №№ К287, К342, К347а, К545 или автобус №187; от м. Купчино №№ К286, К347, К545а.

Велосипед: от станции Шушары  до Пушкина можно доехать по велодорожкам, проложенным с двух сторон Витебского проспекта. Продолжить веломаршрут можно по Александровскому и Павловскому парках. А вот в Екатерининский — въезд на на велосипеде запрещён.

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

  • Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать
  • Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать
  • Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать
  • Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать
  • Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать
  • Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать
  • Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Что посмотреть:

На въезде в город туристов встречают Египетские ворота, когда-то служившие парадным входом в Александровский парк. От них как раз и начинается Дворцовая улица, на которой расположены все основные достопримечательности Пушкина: Александровский дворец, Александровский парк, Екатерининский дворец, Екатерининский парк, Лицей, Знаменская церковь и музей-дача А.С.Пушкина.

Где перекусить:

Самое лучшее место – зелёные лужайки в царскосельских парках и уютные городские скверы, где можно перекусить, наслаждаясь тишиной и прекрасным видом. Но можно сходить и в кафе, недорогие, а главное близко расположенные.

В Пушкине нет Макдональдса, но есть другой фастфуд — Мегабургер. Если вы хотите просто перехватить чего-нибудь из еды, заходите сюда. Любителям суши понравится «Корюшка». Не смотря на то, что заведение позиционирует себя как «модный суши-бар», средний счёт окажется ниже любой петербургской сети «Васаби».

«А ещё здесь стоят шкафы с книгами и журналами. А в соседнем зале есть большая стойка с дисками — музыка и фильмы на любой вкус. Все это можно смотреть и трогать руками. При желании можно даже унести диск с фильмом домой, никто не будет возражать»

Хорошенько подкрепиться можно и кафе «Флора», где обед выйдет буквально в 300 рублей. Или же зайти в кафе «Талисман», которое нахваливают за блины с начинками, русское жаркое в горшочке и уральские пельмени. Если есть не хочется, то забегите в киоск «Мороженое».

Кафе-мороженого в чистом виде в Пушкине уже давно нет, зато есть секретный киоск, в котором можно купить почти 60 различных сортов мороженого! Удивительно, но мороженое в этом киоске продаётся практически без наценки (от 15 рублей), что в сравнении с ценами лоточников, торгующих возле парков — просто чудо.

На заметку:

Вход в Екатерининский дворец для индивидуальных туристов осуществляется по строгому графику: с 12:00 до 14:00 и с 16:00 до 17:00. Возможно имеет смысл начать  именно с него, т.к. проблем с посещением Александровского дворца у вас точно не будет. Он работает  с 10:00 до 17:00.

Знакомство с парками Пушкина и собственно Царским Селом, удобнее всего начинать на велосипеде. Только так можно за один день объехать все парки Пушкина и попутно захватить расположенный совсем близко Павловский парк. Взять велосипед можно в прокате рядом с Екатерининском дворцом. Однако въезд в сам Екатерининский парк, увы, запрещён.

Белки Екатерининского парка с удовольствием берут еду у человека с рук. Но важно помнить: семечки ни в коем случае не должны быть жареными, а орехи предлагать белке надо обязательно со скорлупой.

Исключением может стать грецкий орех, по причине своего большого размера. Поэтому, прежде чем протянуть на ладошке это лакомство хрупкой белке, можно разломать его на две части.

А вот уток в парках кормить не рекомендуется, так как многие стали зависимыми от людей и зимой, не улетев на юг, погибают.

Подписывайтесь на нас в «Яндекс.Дзен»: больше интересного каждый день. Все интересные события — в нашей еженедельной рассылке

Выберите тип маршрута и кликните на карте для указания места отправления

Источник: https://Peterburg2.ru/articles/gid-po-pushkinu-uspet-za-odin-den-29503.html

Загадка крымского путешествия Пушкина

«С берегов Тамани, древнего Тмутараканского княжества, открылись мне берега Крыма»

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Пушкин и Раевская на южном берегу Крыма

Начало 1820 года известно яркими проявлениями Пушкина не только в поэтическом творчестве, но и в открытом эпатаже консервативного высшего общества Петербурга.

В письмах друзей поэта сообщается, что «у Пушкина всякий день дуэли».

С другой стороны, Жуковский дарит Пушкину свой портрет с надписью: «Победителю-ученику от побежденного-учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму Руслан и Людмила. 1820 марта 26 великая пятница».

Поехал месяцев на пять…

Но творческие успехи и свободолюбие уже в апреле приводят поэта к серьезным неприятностям.

В обществе имеют хождение эпиграммы Пушкина, среди которых две — на Аракчеева, самого влиятельного чиновника императора Александра I. В театре поэт открыто демонстрирует портрет Лувеля с надписью: «Урок царям».

Сам Пушкин в письме друзьям сообщает, что сделался «историческим лицом для сплетниц С.-Петербурга» и хотел бы уехать на юг.

Лувель прославился убийством в Париже 1 февраля 1820 года герцога Беррийского, наследника французского престола. Наказание Пушкину не заставило долго ждать, о чем он и его друзья узнали раньше Высочайшего повеления от 5 мая о высылке Пушкина из Петербурга. Ему выдали «1000 р. ассигн. на проезд в Екатеринослав к ген. Инзову, попечителю колоний южного края».

Генералу сообщили о приезде Пушкина и «о прикомандировании его к канцелярии Инзова сверх штата». Уже 6 мая поэт отбыл, а среди друзей осталось впечатление, что он поехал в Крым: Н. М. Карамзин в письме от 17 мая кн. П. А.

Вяземскому писал, что «Пушкин был несколько дней совсем не в пиитическом страхе от своих стихов на свободу и некоторых эпиграмм; дал мне слово уняться и благополучно поехал в Крым месяцев на пять».

В Екатеринославе находилась резиденция Инзова, и после приезда Пушкин пробыл там до конца мая, около двух недель. В этот период и состоялась встреча поэта с семейством героя Отечественной войны 1812 года, генерала Н.Н. Раевского, ехавшим из своего киевского имения на кавказские минеральные воды. Сын генерала Николай был близким другом Пушкина и предложил поэту присоединиться к их поездке.

Инзов не возражал просьбе Раевского-старшего, и уже в начале июня Пушкин с этим дружеским семейством прибывает на Кавказ, где они провели два месяца в Пятигорске на отдыхе и лечении водами.

Отсюда 5 августа их путь лежит уже в Крым, и 14 августа путники прибывают в Тамань.

Это событие отмечено самим поэтом в письме от 24 сентября к брату Льву уже из Кишинева: «С берегов Тамани, древнего Тмутараканского княжества, открылись мне берега Крыма».

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Николай Николаевич Раевский. Портрет работы Джорджа Доу

Дальнейший путь и пребывание Пушкина в Крыму не одно десятилетие изучались крымскими исследователями. Результатом этого стала коллективная монография «К пределам дальным…» (Очерки путешествия А.С. Пушкина в Крыму. Симферополь: Крымский Архив, 2010). С ее помощью кратко напомним основные события в жизни поэта на крымской земле.

Чтобы из небольшого городка Тамани попасть в Крым, предстояло преодолеть водную преграду. В упомянутом письме Пушкин сообщал: «Морем приехали мы в Керчь». Позже он уточнял: «Из Таманя приехал я в Керчь на корабле»; «Из Азии переехали мы в Европу на корабле».

Это было его первое морское плавание, но сведения о нем поэт оставил весьма скупые.

Однако в это же время путешествие по Крыму совершал чиновник Министерства юстиции, «третьеразрядный литератор» Гавриил Васильевич Гераков, позже издавший двухтомные «Путевые записки по многим Российским губерниям: 1820» (Санкт-Петербург, 1828-1830).

Наряду с его доморощенной философией, консервативными моральными и верноподданническими суждениями и даже образцами его поэзии, там имеются достаточно подробные сведения о неоднократных встречах на Кавказе и в Крыму с генералом Н.Н. Раевским и его семейством.

Один раз прямо упоминается о встрече с Пушкиным, которого Гераков явно недолюбливал и считал выскочкой, осуждая и взгляды «молодежи», и их «новую поэзию».

Тем не менее, его «Записки» до сих пор служат исследователям как основной источник многих подробностей крымских событий в жизни Пушкина.

Вопрос о том, как и когда Раевские и Пушкин совершили морскую переправу, также изучался по сведениям Геракова. Шторм стих к 8 часам утра 15 августа, и Гераков отправился в путь на почтовом парусно-гребном судне типа лансон: «В девять часов утра оставили мы за собой Азию, а в пять пополудни бросили якорь в Европе — у Керчи.

Сей путь, при благоприятном ветре, совершают в два часа с половиною, а мы ехали 8». (Сегодня переправа через пролив при обычной погоде занимает 40 минут.) Раевские и Пушкин также переправились в Керчь в этот же день, но несколько позже, и значит, на другом судне.

Вопрос, какое это было судно, пока однозначно не решен и не является предметом данной статьи.

Из Керчи на южный берег

Кратко опишем дальнейший маршрут Пушкина совместно с Раевскими. Из Керчи они сухопутной дорогой выехали 16 августа, чтобы засветло прибыть в Кефу (ныне Феодосия), но приехали поздно вечером.

Не останавливаясь на пребывании Раевских и Пушкина в Феодосии, обратимся к описанию поэтом последующих событий: «Отсюда морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды, в Юрзуф . Ночью на корабле написал я Элегию, которую тебе присылаю; отошли ее Гречу без подписи.

Корабль плыл перед горами, покрытыми тополями, виноградом, лаврами и кипарисами; везде мелькали татарские селения; он остановился в виду Юрзуфа. Там прожил я три недели».

Этот морской переход состоялся 18-19 августа 1820 года, занял «10-12 часов».

Изыскания крымских исследователей позволили в этом случае точно определить судно, на котором он происходил: военный корвет «Або» под командованием капитан-лейтенанта И.П. Дмитриева.

Стихотворение, которое Пушкин в письме называет Элегией, теперь публикуется в его собраниях сочинений под названием по первым строкам произведения:

Погасло дневное светило; На море синее вечерний пал туман.

Поэт был точен в этих стихах, корабль действительно отбыл вечером и достиг Гурзуфа ранним утром. Стихотворение было напечатано в журнале «Сын отечества», 1820 г., № 46, стр. 271-272, без подписи, но с пометой: «Черное море. 1820 сентябрь». В комментариях к изданиям стихов Пушкина обычно указывается, что помета «сентябрь» — ошибочна.

Однако мы пока не будем полагать, что Пушкин ошибся, датируя это стихотворение сентябрем 1820 года. Например, существует его стихотворение «Мне вас не жаль, года весны моей…», в варианте чернового автографа (т. 2, кн. 2, с. 572-573) подписанный: «1820 Юрзуф 20 октября».

Но Пушкин не был в то время в Гурзуфе, он его покинул по уточненным данным 4 сентября, по маршруту Алупка — Георгиевский монастырь — Бахчисарай, и 8 сентября прибыл в Симферополь в больном состоянии, его снова одолела лихорадка.

Предполагать, что Пушкин дважды ошибался в датах своего пребывания в Крыму, становится маловероятным, и почему он так сделал дважды, требует уже другого, логического объяснения.

Добавим к этому, что в последнем академическом издании в примечаниях указаний на «ошибку Пушкина» нет и делается вывод: «Датируется, согласно помете в СО («Сын Отечества»), сентябрем 1820 года» (т. 2, кн. 2, с. 1025-1026).

Обратимся к «крымским» прозаическим текстам Пушкина 1820 года. В письме брату 1820 года Пушкин ничего не упоминает ни о Бахчисарае, ни о жизни в Симферополе. Он сообщает Дельвигу в письме 1824 года: «В Бахчисарай приехал я больной.

Лихорадка меня мучила». По сведениям монографии, приезд состоялся во второй половине дня 7 сентября. Поэтому осмотр ханского дворца и пребывание с ночевкой в Бахчисарае было недолгими.

Из Бахчисарая Пушкин и сын Раевского 8 сентября прибыли в столицу Крыма.

Читайте также:  Травы для волос: растительное сырьё придаёт локонам естественную красоту

Здесь и начинается главная загадка: «Пребывание Пушкина в Симферополе, пожалуй, самый неизученный момент его крымского путешествия. Точно не установлено, где останавливался поэт.

Даже дата приезда — 8 сентября — и та не является бесспорной». Отмечается, что неизвестна и дата отъезда из города, «большинство пушкинистов называет 12-14 сентября, но есть и другие версии».

Такой вывод делается в крымской монографии.

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Василий Андреевич Жуковский

В более поздней (2011 г.) работе исследовательницы Н.А. Тарховой отмечается, что у Геракова: «Ни о Пушкине, ни о Николае Раевском-младшем ни слова, что сразу ставит вопрос о том, где жил в городе поэт. О днях жизни Пушкина в Крыму, проведенных в Симферополе, столице края, мы не знали бы ничего, если бы не «Записки…

» Геракова, никаких других о том достоверных (т.е. документальных) свидетельств нет». На основе тщательного изучения только этого источника, Тархова во многом опровергает и уточняет выводы пушкинистов о жизни поэта в столице Крыма.

Наиболее смело утверждение Тарховой, что ею найдена окончательно дата отъезда поэта из города: «Пушкин покинул Симферополь днем, после обеда, 17 сентября 1820 года».

Однако, на наш взгляд, аргументы и доказательная база статьи Тарховой научно далеко не безупречны, а ее спор с другими исследователями находится в стадии полемики и версий. Здесь же мы рассмотрим более фундаментальную загадку крымского путешествия поэта: по какому маршруту происходил его отъезд из Симферополя?

Нестыковки отъезда из Крыма

Как оказалось, около 200 лет по этому поводу у пушкинистов вопросов почти не возникало. До сих пор исследователи полагают, что Пушкин добирался до Одессы тем же маршрутом, что и Гераков.

Но он выехал гораздо позже, 29 сентября, в 11 часов утра, прибыл в уездный город Перекоп (ныне это село севернее города Армянск) в 8 часов вечера. Почтовый тракт Симферополь — Перекоп — Берислав — Херсон — Николаев — Одесса составлял расстояние 460 верст.

От Симферополя до Перекопа 132 версты, условиями поездки Гераков был доволен, погода была хорошая. Дальнейшее качество тракта с подобной местностью позволяет оценить скорость передвижения и время проезда до Одессы.

При отсутствии непредвиденных задержек, в том числе при замене уставших лошадей свежими, путник должен был прибывать в Одессу на четвертые сутки.

Однако еще в варианте летописи Н.О. Лернера «Труды и дни Пушкина» (2-е изд., испр. и доп. — СПб.: Тип. Император. акад. наук, 1910) хронология этого переезда обозначена как «Сентябрь, 12 (?) — 17 (?)». Это означает, что дорога до Одессы могла занять и 6 суток. В своей статье Тархова ошибочно приписывает «Летописи жизни и творчества А.

С. Пушкина» М.А. Цявловского (Москва: Изд. АН СССР, 1951. — Т. 1) эти же даты уже маршруту Симферополь — Кишинев. Но дата приезда Пушкина в Кишинев, 21 сентября, известна точно. Расстояние по почтовому тракту Одесса — Кишинев составляло 161 версту, поэтому все пушкинисты считают дату отъезда поэта из Одессы, 20 сентября, тоже точной.

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Если признать дату Тарховой отъезда Пушкина из Симферополя, 17 сентября, верной, то в лучшем случае он мог посетить Одессу только проездом на четвертые сутки, а в худшем — наверстывать время и ехать часть пути ночью.

Понимая это, исследовательница начинает утверждать, что «проехать через Одессу, задержаться там на несколько часов и в последний раз взглянуть на море Пушкин вполне мог, маршрут это позволял. Но не более того».

Однако ни прямых, ни косвенных доказательств этой версии не приводится.

Этот подробный и тщательный анализ версий пушкинистов показал автору данной статьи, что ни прямых, ни косвенных сведений о жизни Пушкина с 12 по 19 сентября, т.е. до его приезда в Одессу, не сохранилось.

Удивительно, но пребывание поэта в Симферополе не получило никакого отражения ни в его художественных текстах, ни в его переписке и публицистике. Это легко подтвердить, если обратиться к последнему изданию «Словаря языка Пушкина в 4 т.

» (2-е изд., доп. — М.: Азбуковник, 2000).

Создается впечатление, что Пушкин умышленно скрывал от друзей, родственников и знакомых обстоятельства своей жизни в Симферополе и переезда в Одессу.

Почему-то никто из симферопольцев, с кем, как считается, встречался поэт, не оставил о нем и строчки воспоминаний.

Мысли об этом привели автора статьи к другой версии событий, которые подлежали умолчанию, и в то же время данная версия объясняла такую необходимость.

Пушкин и Евпатория

Здесь следует вспомнить, что к пишущему эти строки в последние годы не раз обращались евпаторийские поэты А. Герасименко и Ю.В. Захаренков, председатель местного литобъединения им. И.Л. Сельвинского. Но их доводы, касательно возможного блуждания Пушкина в степях около села Саки и даже Евпатории, выглядели смутными и неправдоподобными и не вызывали желания их изучения.

Однако после того как удалось овладеть изложенной выше информацией, возникла новая достоверная, логичная и естественная версия: Пушкин добирался до места службы в Кишинев по маршруту Симферополь — Евпатория — Одесса.

Естественность этого маршрута состоит в том, что он гораздо короче рассмотренного выше «маршрута пушкинистов». От столицы Крыма до Евпатории по степному почтовому тракту было всего 66 верст, и в благоприятных условиях это занимало 3-4 часа. Евпатория в это время была одним из самых крупных портов в Крыму.

Торговое, военное, транспортное судоходство до Одессы было очень оживленным, поэтому поэту не составило бы труда стать одним из пассажиров. Расстояние по морю составляет 260 верст.

Хотя скорость передвижения парусных и парусно-гребных судов того времени сильно зависела от погодных условий и ветров, при возможности предпочтение отдавалось скорости и комфорту, т.е. кораблям, как сегодня предпочитают авиаперелеты.

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Пушкин на берегу Черного моря (И.К. Айвазовский, 1887 г.)

Другим обстоятельством для такого предпочтения у Пушкина было его болезненное состояние. Уже из Екатеринослава Раевские его забирали больным лихорадкой, в лихорадке он приехал в Симферополь и с ней же уезжал. Тому сохранилось письменное свидетельство в письме А.И. Тургенева, знакомого поэта, князю П.А.

Вяземскому в Варшаву от 3 ноября 1820 года: «Баранов, симферопольский губернатор, уведомляет нас, что Пушкин-поэт был у него с Раевским и что он отправил его в лихорадке в Бессарабию». Пушкинистам известен факт знакомства Раевского-младшего и Пушкина с Барановым еще в Петербурге.

Трудно представить, что он не постарался облегчить поездку поэта и равнодушно отправил его самой длинной дорогой до Кишинева.

Вполне было в его власти направить Пушкина в Евпаторию, где поэту предоставили бы место на одном из военных судов, идущих на Одессу.

Но если подобные привилегии предоставлялись в Крыму заслуженному генералу Раевскому с семейством, то для сосланного опального поэта такой акт милосердия мог вызвать у властей в Петербурге неудовольствие Барановым. Но Петербург был далеко, и оказалось достаточным просто молчать об этом.

Пушкин остался высокого мнения о Таврическом губернаторе А.Н. Баранове. После его смерти 9 мая 1821 года поэт записал в дневнике: «Баранов умер. Жаль честного гражданина, умного человека».

К косвенным доказательствам пребывания Пушкина в Евпатории, где молодого поэта еще никто не знал, следует отнести ходившие как легенда сведения от жителей прибрежных рыбацких сел между Саками и Евпаторией.

Из поколения в поколение передавался рассказ о том, как однажды у молодого путешественника сломалось колесо кареты и починка заняла значительное время.

Молодой человек общался с жителями села, и позже, в пору всенародной известности Пушкина, в нем якобы узнали поэта.

Эти отзвуки то ли легенд, то ли реальных событий влияли на отношение к поэту и его популярность в Евпатории. Еще до революции появилась Пушкинская аудитория, занимавшаяся просветительской деятельностью для широких кругов населения. Ныне имя Пушкина носят одна их живописных улиц, а также городской театр и Центральная библиотека.

6 июня этого года исполняется 219 лет со дня рождения поэта, и на собранные общественностью средства в Евпатории будет открыт памятник великому русскому поэту. Большие и многолетние усилия Ю.В.

Захаренкова и энтузиастов его литобъединения получат, будем надеяться, достойное завершение в рамках республиканских и городских пушкинских мероприятий, а на карте Крыма появится еще один пушкинский адрес. 

Валерий Мешков 

P.S. Это был последний материал Валерия Алексеевича Мешкова. Уже после публикации в «МК-Крым» он умер. 5 июня 2018 г. его похоронили.

Источник

Источник: http://xn--c1aielkoucj.xn--p1ai/news/id305

Пушкин — о путешествии в Крым, 1820 год

Весной 1820 года Пушкин был выслан из Петербурга и подвергнут опале: дерзкие стихи и эпиграммы навлекли на него гнев императора Александра I. Если бы не заступничество Н.М. Карамзина, А.И. Тургенева, П.Я Чаадаева, неизвестно, чем бы все обернулось.

Пушкин был удален из столицы, получив перевод по службе – прикомандирован к канцелярии генерала И.Н. Инзова, попечителя над иностранными колонистами на юге России. «Петербург душен для поэта, — писал Пушкин.

– Я жажду краев чужих, авось полуденный воздух оживит мою душу».

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

В Крым Пушкин приехал вместе с семьей генерала Н.Н. Раевского. Сын генерала Николай Раевский был лицейским другом Пушкина, и опальному поэту было позволено совершить путешествие на Кавказ и в Крым вместе с этим семейством.

Таврида для всех русских начала XIX века – страна, «исполненная воспоминаний». Ее мало кто видел, ездили туда редкие одиночки (хотя путешествия в Крым постепенно становились модой), но о ней много знали из древних авторов.

Это был край, овеянный легендами, благословенная «полуденная земля». До 1830-х годов путеводителей по Крыму не было и путешественники отправлялись в Тавриду, вооружившись «Географией» Страбона или обширным трудом П.С. Палласа.

Конечно, Пушкин не мог упустить случая побывать в Крыму. Разлад и смятение последних месяцев в Петербурге сменились дружелюбием и любовью, которой был окружен Пушкин в семье Раевского.

Своему брату Льву Сергеевичу, Левушке, он писал: «Суди, был ли я счастлив: свободная, беспечная жизнь в кругу милого семейства; жизнь, которую я так люблю и которой никогда не наслаждался – счастливое, полуденное небо; прелестный край; природа, удовлетворяющая воображению, — горы, сады, море; друг мой, любимая моя надежда увидеть опять полуденный берег и семейство Раевского».

«С полуострова Таманя, древнего Тмутараканского княжества, открылись мне берега Крыма». Известие о том, что легендарное русское княжество находилось на Таманском полуострове, стало сенсацией конца XVIII столетия. В 1792 году на Таманском городище найдена была мраморная плита с русской надписью 1068-1069 годов, в которой упоминалась Тмутаракань.

Пушкину наверняка показывали этот камень, на котором было написано: «Въ лето 6576 (1065), индикта 6, Глебъ князь мерилъ море по лёду, от Тмутаракани до Керчи 30054 сажени». В Тамани путешественникам пришлось задержаться на три дня из-за сильной бури на море.

Ожидая, пока буря утихнет и можно будет переправиться в Крым, Пушкин вряд ли предполагал, насколько эта земля завладеет его воображением.

Керчь

Керчь, однако, Пушкина слегка разочаровала. «Здесь увижу я развалины Митридатова гроба, здесь увижу я следы Пантикапеи, думал я, — на ближней горе посреди кладбища увидел я груду камней, утесов, грубо высеченных, заметил несколько ступеней, дело рук человеческих. Гроб ли это, древнее ли основание башни – не знаю.

Ряды камней, ров, почти сравнявшийся с землей, — вот все, что осталось от города Пантикапеи». Глазам Пушкина предстал городок в две улицы. Всюду сушилась рыба и валялись «порфирные обломки» колонн и статуй. Города Боспорского царства – Мирмекий, Тиритака, Нимфей — были раскопаны археологами много лет спустя.

Читайте также:  Чем лечить насморк кормящей маме: безопасные средства при лактации

Возможно, Пушкин видел и крепость Еникале (ее построили турки в 1706 году).

Феодосия

Из Керчи приехали мы в Кефу, остановились у Броневского, человека почтенного и по непорочной службе своей и по бедности. Теперь он под судом и, подобно старику Вергилия, разводит сад на берегу моря, недалеко от города. Виноград и миндаль составляют его доход. Он… имеет большие сведения о Крыме, стороне важной и запущенной . Семен Михайлович Броневский был, действительно, фигурой примечательной…

Широко образованный человек, служивший еще при Екатерине, он много ездил, бывал за границей. В 1810-1816 годах он был феодосийским градоначальником и слыл большим знатоком Крыма. Из остатков феодосийских древностей Броневский собрал целую музейную коллекцию, которую можно увидеть и сейчас.

В Феодосии было на что посмотреть. Под стенами Генуэзской крепости сохранились древние христианские храмы. Позже, когда Кафой завладели турки, многие церкви были переделаны в мечети. Тогда Феодосия называлась Кучук-Стамбул (Малый Стамбул), и путешественников поражали огромные турецкие бани с восемнадцатью куполами.

Скорее всего, Пушкин побывал и на Карадаге. Среди черновиков «Евгения Онегина» есть рисунок Золотых ворот (см. Путешествие на Карадаг). Но во времена Пушкина эта скала еще сохраняла свое древнее татарское название – Шайтан Капу – Чертовы ворота. Считалось, что где-то там, среди скал, находился вход в преисподнюю, и Пушкин бросился смотреть Карадаг.

Гурзуф

Отсюда (из Феодосии) морем отправились мы мимо полуденных берегов Тавриды в Юрзуф… Корабль плыл перед горами, покрытыми тополями, виноградом, лаврами и кипарисами; везде мелькали татарские селения… Проснувшись, увидел я картину пленительную: разноцветные горы сияли; плоские кровли хижин татарских издали казались ульями, прилепленными к горам; тополи, как зеленые колонны, стройно возвышались между ними; справа огромный Аю-Даг… и кругом это синее, чистое небо, и светлое море, и блеск, и воздух полуденный…

И сейчас такое же радостное настроение охватывает любого туриста при виде Южного берега Крыма.

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

У нас даже есть возможность увидеть то же самое, что тогда, утром, увидел Пушкин: ведь и Аю-Даг, и тополя, и море – те же самые, что и сто, и двести лет назад. Раевские поселились в доме дюка Ришелье – единственном европейском строении на всем Южном берегу. Об этом удивительном доме вспоминают почти все путешественники позапрошлого века, побывавшие в Крыму.

Ришелье построил его, когда был губернатором Тавриды, но никогда там не жил и великодушно приказал держать его открытым для всех проезжающих. Сейчас этот дом можно увидеть, хотя с тех пор он много раз перестраивался: он находится на территории санатория имени Пушкина. Пушкин прожил в Гурзуфе три недели и всегда считал их «счастливейшими минутами» своей жизни.

Еще бы!

В Юрзуфе жил я сиднем, купался в море и объедался виноградом; я тотчас привык к полуденной природе и наслаждался ею со всем равнодушием и беспечностью неаполитанского lazzarone. Я любил, проснувшись ночью, слушать шум моря – и заслушивался целые часы. В двух шагах от дома рос молодой кипарис; каждое утро я навещал его и к нему привязался чувством, похожим на дружество. Вот все, что пребывание в Юрзуфе оставило у меня в памяти.

Поездка по Южному берегу и Западному Крыму

5 сентября Пушкин и оба Раевские покинули Гурзуф и отправились верхом по знаменитым местам Южного берега в Бахчисарай и Симферополь. В то время еще не существовало дороги вдоль побережья, а тропы были такие узкие и извилистые, что ездить по ним можно было только верхом. И.М.

Муравьев-Апостол вспоминал, что лошади временами едва пробирались вдоль берега, а всадники замирали от страха, проезжая через стремнины, ущелья и пропасти. Путники добрались до Никитского ботанического сада, потом проехали Верхнюю Массандру и увидели Ялту.

Здесь (как и в Алупке, и в Симеизе) повторилась та же история: вместо славного византийского города – небольшая деревня, остатки стен старинной греческой церкви. Алупка – такая же деревенька (в сорок дворов, с мечетью).

Романтический дворец графа Воронцова начнут строить здесь позже, в 1824 году.

В нескольких километрах от поселка Оползневое (бывший Кикинеиз) тропа начинает подниматься, приближаясь в яйле и переходя в каменную лестницу, высеченную в скалах. Это знаменитая Чертова лестница, в течение многих веков служившая единственным путем, соединявшим горный и степной Крым с Южным берегом.

Она существовала тысячи лет. Ступени, высеченные в камне, довольно широки, но находятся далеко друг от друга. На протяжении шестисот метров лестница делает более сорока крутых поворотов. «По горной лестнице взобрались мы пешком, держа за хвост татарских лошадей наших.

Это забавляло меня чрезвычайно, и казалось каким-то таинственным восточным обрядом».

Сверху, с Яйлы, путники могли в последний раз полюбоваться видом Южного берега. Дальше их путь лежал к мысу Фиолент, где находилась другая знаменитая достопримечательность – храм богини Дианы.

Традиция прочно связывала это место с именем Ифигении – дочери греческого царя Менелая, спасенной богами от гибели и перенесенной в Крым; по преданию, она стала жрицей богини Дианы.

Следуя по территории Херсонеса через Севастополь и Инкерман, Пушкин с друзьями доехали наконец до Бахчисарая.

Бахчисарай

Бывшая столица Крымского ханства поражала путешественников тем больше, что возникала перед ними неожиданно, за поворотом дороги. Во времена Пушкина Бахчисарай еще сохранял вид самого настоящего восточного города. Все дома – в два этажа, окнами во двор, с балконами, деревянными решетками, зелеными внутренними двориками.

Вся его жизнь сосредоточивалась на главной (и единственной) улице, обставленной по обеим сторонам лавками, лавчонками и мастерскими ремесленников. В Бахчисарай съезжались купцы со всего Крыма. Когда Пушкин и Раевские въехали в город, как раз начинался байрам – осенний мусульманский праздник с народными играми и состязаниями.

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Ханский дворец, который так стремились увидеть путешественники, тоже находился на главной улице. Его тонкие башенки, пестрые решетчатые рамы, фонтаны и потаенные прохладные комнаты навевали мысли о восточной роскоши и неге.

Но вид дворца не оправдал ожиданий: Пушкин увидел не тот, старый дворец, который сгорел в 1736 году, а восстановленный и отремонтированный (причем ему постарались придать более «восточный вид»). Пушкину не понравились «полуевропейские переделки некоторых комнат».

Ему досадно было, что ханский дворец истлевает в небрежении. Знаменитый Фонтан слез выглядел не лучше: «из заржавой железной трубки по каплям капала вода». Но через четыре года, уже в Михайловском, Пушкин именно этому фонтану посвятил стихотворение.

В память о Пушкине на мраморном выступе фонтана теперь всегда лежат две розы: белая и красная.

Симферополь

Симферополь был последним городом, в котором побывал Пушкин, перед тем как уехал из Крыма в Кишинев. О Симферополе Пушкин не оставил никаких заметок, поэтому неизвестно, каковы были его впечатления. Все же, наверное, ему жаль было расставаться с Крымом. Всю свою жизнь Крым дорог был его сердцу, а к поэме «Таврида» он выбрал эпиграфом слова Гете: «Верни мне мою молодость».

Волшебный край! Очей отрада!
Все живо там: холмы, леса,
Янтарь и яхонт винограда,
Долин приютная краса,
И струй и тополей прохлада,
Все чувство путника манит,
Когда, в час утра безмятежный,
В горах дорогою прибрежной
Привычный конь его бежит,
И зеленеющая влага
Пред ним и блещет и шумит

Вокруг утесов Аю-дага…

Источник: http://www.perekop.info/pushkin-trip-to-crimea/

Куда поехал Пушкин после обучения?

  • а) В Петербург;           в) в Киев;
  • б) в Москву;                  г) в Саратов.
  • 7. Летом 1819 года Александр едет в Михайловское – псковское поместье…
  • а) Бабушки;                   в) матери;
  • б) тети;                            г) крестной.
  • 8. В начале 1831 года Пушкин…
  • а) Женился;                   в) напечатал первое стихотворение;
  • б) заболел;                     г) уехал на Кавказ.
  • 9. Когда Пушкин с семьей живет в Царском Селе, он знакомится с…
  • а) Чернышевским;       в) Радищевым;
  • б) Лермонтовым;         г) Гоголем.
  • 10. Поэта похоронили…
  • а) На Новодевичьем кладбище;             в) в Москве;
  • б) в Святогорском монастыре;            д) в Новгороде.
  • Стихотворение «Узник».
  • Определите в тексте эпитеты, метафоры, сравнения, олицетворения.
  • Сижу за решеткой в темнице сырой.
  • Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать Вскормленный в неволе орел молодой,
  • Мой грустный товарищ, махая крылом,
  • Кровавую пищу клюет под окном,
  • Клюет, и бросает, и смотрит в окно,
  • Как будто со мною задумал одно;
  • Зовет меня взглядом и криком своим
  • И вымолвить хочет: «Давай улетим!
  • Мы вольные птицы; пора, брат, пора!
  • Туда, где за тучей белеет гора,
  • Туда, где синеют морские края,

Туда, где гуляет лишь ветер…да я!..»

  1. Найдите слова, которые обозначают волю и неволю.
  2. (Эпитеты: грустный товарищ, вольные птицы, морские края, кровавая пища.
  3. Метафора: сижу за решеткой – в неволе; вольные птицы – свободные.

Олицетворения: призыв орла; ветер гуляет на воле и т. д.

Сравнение: узник сравнивается с пленным молодым орлом).

Зимнее утро».

Художник рисовал и случайно замазал строки в стихотворении Александра Сергеевича. Вы должны их восстановить. По случайности все исчезнувшие слова – «зимние».

_______и солнце; день чудесный! Еще ты дремлешь, друг прелестный – Пора, красавица, проснись: Открой сомкнуты негой взоры Навстречу ___________Авроры, Звездою __________явись! Вечор, ты помнишь, ____злилась, На мутном небе мгла носилась; Луна, как бледное пятно, Сквозь тучи мрачные желтела, И ты печальная сидела – А нынче…погляди в окно: Под голубыми небесами Великолепными коврами, Блестя на солнце, _______ лежит; Прозрачный лес один чернеет, И ель сквозь _________ зеленеет, И речка подо ________блестит. Вся комната янтарным блеском Озарена. Веселым треском Трещит затопленная ______. Приятно думать у лежанки. Но знаешь: не велеть ли в ______ Кобылку бурую запречь? Скользя по утреннему ________, Друг милый, предадимся бегу Нетерпеливого коня И навестим поля пустые, Леса, недавно столь густые, И берег, милый для меня.

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

Пропущенные слова:

Мороз, северной, севера, вьюга, снег, иней, льдом, печь, санки, снегу.

– Найдите выразительные средства языка, использованные поэтом в создании прекрасной зимней картины.

– К кому обращается автор в стихотворении?

И. И. Пущину».

Строчки перемешались, и стихотворение стало запутанным. Приведите в порядок строки и воссоздайте стихотворение.

  И я судьбу благословил, Твой колокольчик огласил. Когда мой двор уединенный, Мой первый друг, мой друг бесценный! Печальным снегом занесенный,   Правильный вариант. Мой первый друг, мой друг бесценный! И я судьбу благословил, Когда мой двор уединенный, Печальным снегом занесенный, Твой колокольчик огласил.  
Да озарит он заточенье Да голос мой душе твоей Молю святое провиденье: Лучом лицейских ясных дней! Дарует то же утешенье, Молю святое провиденье: Да голос мой душе твоей Дарует то же утешенье, Да озарит он заточенье Лучом лицейских ясных дней!

– К кому обращается поэт? Расскажите, что вы знаете об И. И. Пущине.

– Как определяется жанр этого лирического произведения?

Повесть «Метель».

Дата добавления: 2018-08-06; просмотров: 316; ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

Источник: https://studopedia.net/7_47593_kuda-poehal-pushkin-posle-obucheniya.html

Первое большое путешествие пушкина

Долго ль мне гулять на свете То в коляске, то верхом, То в кибитке, то в карете,

То в телеге, то пешком?

А. С. Пушкин. Дорожные жалобы

Наука и жизнь // Иллюстрации

«А. С. Пушкин с дочерьми генерала Н. Н. Раевского на берегу моря у Кучук-Ламбата». Художник И. Айвазовский.

Николай Николаевич Раевский-старший. Художник П. Соколов. 1826 год.

Мария Николаевна Раевская. Неизвестный художник. 1821 год.

Михайловское. Дом А. С. Пушкина со стороны парка.

«Пушкин на берегу моря». Художник Л. Пастернак. 1896 год.

«Крым. Гурзуф». Художник К. Кюгельген. 1824 год.

«Прощание А. С. Пушкина с морем». Художник И. Айвазовский. 1887 год.

Известно, что Пушкин много путешествовал. Число и протяжённость его маршрутов составили бы честь готовому «к перемене мест» нашему современнику. Правда, не все поездки совершались по воле Александра Сергеевича. Так, первое большое и весьма значимое в его жизни путешествие было… в ссылку.

Читайте также:  Что почитать в отпуске: 10 полезных книг

Сначала вспомним о самых первых путешествиях поэта, когда, собственно, не он ездил, а его возили. Пушкин родился 6 июня (26 мая по старому стилю) 1799 года, а уже в сентябре того же года его на два месяца увезли в «сельцо Михайловское Опочицкого уезда Псковской губернии» — родовое имение отца, Сергея Львовича Пушкина.

Открываем Пушкина заново: куда поехать и что перечитать

В  1800 году (весной или летом) семья уехала примерно на полгода из Москвы в Петербург. Более точных свидетельств и документов не сохранилось. Достоверно известны только сами факты этих двух поездок. Когда Пушкины вернулись в Москву (очевидно, осенью 1800 года), Александру было полтора года, сестре Ольге — три, а в марте 1801 года родился брат Николай.

И в наше время не всякая семья решится на такие переезды с совсем маленькими детьми, притом что условия и длительность путешествий не идут ни в какое сравнение с прежними.

Если же учесть ещё частые переезды родителей Пушкина с одной квартиры на другую, то надо признать, что были они люди беспокойные, или безалаберные, или легкие на подъём, или всё вместе, и Александр просто унаследовал эти их качества.

Детские годы, вплоть до отъезда в Петербург для поступления в лицей, Пушкин с семьёй жил в Москве. Правда, в 1805—1809 годах каждое лето, с мая по сентябрь, семья проводила в селе Захарове, купленном бабушкой в 1804 году.

(Сейчас эта подмосковная усадьба вместе с домом и другими постройками воссоздана заново, там проходят в пушкинские дни многолюдные праздники.) Надо думать, поездки в деревню укрепили здоровье детей, и это позволило выжить и Александру, и его старшей сестре Ольге, и младшему брату Льву.

Ещё четверых детей Сергея Львовича и Надежды Осиповны деревня не спасла. Брат Николай умер в шестилетнем возрасте (Пушкин его упоминал в автобиографических записках), брат Платон — в двухлетнем, сестра Софья прожила чуть больше года, а брат Павел — всего пять месяцев.

Только трое детей из семи смогли перешагнуть порог детской смертности, обычный для России XIX века: половина детей и в дворянских семьях, и в крестьянских умирала в возрасте до десяти лет. Страшно представить себе, что Пушкин мог оказаться в их числе!

… В июле 1811 года юный Александр в сопровождении дяди Василия Львовича и его гражданской жены А. Н. Ворожейкиной едет в Петербург. Три месяца уходят на хлопоты и ожидание, и наконец Пушкин — лицеист. 19 октября состоялось торжественное открытие лицея.

В Москве перед отъездом тётка и бабушка подарили Александру «на орехи» 100 рублей, но Василий Львович взял их у него «взаймы», а вот отдал ли — неизвестно.

Кажется, это был единственный случай, когда задолжали Пушкину, — большую часть своей сознательной жизни он сам был в долгах…

Режим в лицее был достаточно жёстким, можно сказать полувоенным. О путешествиях или выездах за пределы Царского Села не могло быть и речи. Лицеисты оставались там даже на летние каникулы. Это был всего один месяц — июль, уже первого августа занятия возобновлялись.

Только однажды летом воспитанников возили по окрестностям — в Павловск, Колпино, Орани-енбаум, и только раз небольшая часть лицеистов, имевших родных в Петербурге, провела рождественскую неделю в столице. Родители Пушкина к тому времени жили в Петербурге, и на рождественской неделе Александр был дома.

Единственный раз за шесть лет.

9  июня 1817 года в лицее состоялся выпуск. Через два дня Пушкин покидает Царское Село. Последующие три года он живёт в Петербурге с родителями « в Коломне на Фонтанке, близ Калинкина моста». В числе семи выпускников Пушкина определили в Коллегию иностранных дел в чине коллежского секретаря (десятый класс из 14 в табели о рангах) с жалованьем 800 рублей в год.

3 июля 1817 года Пушкин подаёт прошение об отпуске и через неделю уезжает с родителями, сестрой и братом в Михайловское, бывает также в Тригорском и Петровском. Через два года Пушкин снова берёт отпуск в Коллегии и уезжает в Михайловское на месяц. Выходит, он трижды побывал там ещё до большой ссылки.

Вернёмся к 1817 году. С последних чисел августа Пушкин снова в Петербурге и счи -тается на службе, но, судя по письму директора лицея Е. А. Энгельгардта, «ничего не делает в Коллегии, он даже там не показывается».

Так или иначе, три года продолжалась его бурная петербургская жизнь. Стихи, опубликованные, неопубликованные и приписываемые Пушкину, передавались из уст в уста.

Они буквально взорвали петербургское общество, и, наконец, терпение правительства и императора лопнуло.

«Пушкин наводнил Россию возмутительными стихами», — заявил Александр I. После этих слов поэта ждала ссылка. Однако благодаря усилиям старших друзей, включая Жуковского, северная ссылка была заменена южной «полуссылкой».

В мае 1820 года Пушкин отправился в распоряжение генерала И. Н. Инзова в Екатеринослав (ныне Краснодар).

Перед дорогой ему выдали 1000 рублей — это было довольно щедро, так как непосредственно «на проезд» требовалось около половины, а годовое жалованье Пушкина составляло 800 рублей.

Статус его был не ссыльного, а курьера. Пушкин вёз Инзову императорский рескрипт о назначении генерала наместником Бессарабии.

Это было первое большое путешествие поэта из многих, ещё предстоявших. До этого, как уже упоминалось, он совершил 11 переездов, преодолев в общей сложности около 5 тысяч километров.

Получается, что за 21 год жизни, ещё до южной ссылки, Пушкин провёл в Москве и Захарове одиннадцать лет, в Петербурге и Царском Селе — девять с половиной лет, в Михайловском — четыре месяца и в дороге два месяца.

Итак, в мае 1820 года Пушкин в сопровождении своего постоянного «дядьки» Никиты Козлова выехал из Петербурга.

Через 12 дней, преодолев 1600 вёрст (верста на 67 м больше километра), он был в Екатеринославе, где провёл девять дней, поскольку заболел «лихорадкой» после купания в Днепре. 28 мая Пушкин с согласия Инзова присоединился к семейству Раевских.

Дальше они ехали вместе на Кавказ, потом морем в Крым и уже сухопутным путём, через Симферополь и Одессу, — в Кишинёв, в постоянную резиденцию генерала.

Четыре с половиной месяца (с 6 мая по 21 сентября) заняло это первое большое путешествие поэта. Оно исключительно благотворно повлияло на его творчество. Опальный, поднадзорный, ожидающий ссылки, Пушкин перестал писать стихи ещё в Петербурге. Пауза длилась практически полгода, и только к концу путешествия на Кавказ к нему вернулись поэтический дар и жажда его воплощения.

Это было в Гурзуфе, куда рано утром 18 августа пришёл из Тамани с остановкой в Керчи военный бриг. На борту были семья Раевских и А. С. Пушкин. Он впервые плыл по морю, впервые увидел с воды крымский берег и горы.

Здесь, в Крыму, он окончательно ожил и оттаял в окружении прекрасной южной природы и милого его сердцу семейства Раевских. В Гурзуфе же после довольно долгого молчания была написана первая крымская элегия, переписанная потом набело в Кишинёве:

Погасло дневное светило; На море синее вечерний пал туман, Шуми, шуми, послушное ветрило, Волнуйся подо мной угрюмый океан. Я вижу берег отдалённый, Земли полуденной волшебные края; С волненьем и тоской туда стремлюся я,

Воспоминаньем упоённый…

Раевские и Пушкин жили в большом доме герцога Ришелье, с открытой террасой, видом на море и на татарскую деревню. Этот дом сохранился, и там давно уже музей Пушкина.

Кавказские и крымские впечатления в последующем много раз будут появляться в его сочинениях. «Прекрасны вы, брега Тавриды», — напишет он в «Евгении Онегине». Пушкин впервые задумал свой знаменитый роман в Гурзуфе. Тому есть письменное признание самого поэта в письме к Вяземскому.

Когда биографы Пушкина пишут: «Ехал вместе с Раевскими», это означает, что ехали две кареты и коляска.

В них размещались Раевский-старший — генерал Николай Николаевич, Раевский-младший — сын Николай, дочери Мария и Софья, гувернантка, компаньонка Марии и крестница Н. Н. Раевского Анна Гирей, француз Фурье и врач Е. П.

Рудыковский, а в Гурзуфе их ждали уже жена генерала Софья Алексеевна с дочерьми Екатериной и Еленой. Пушкин ехал в открытой коляске с Раевским-младшим, иногда он пересаживался в карету к генералу.

В таком окружении Пушкин не мог не влюбиться. Не секрет, что влюблён он был в самую младшую дочь генерала — пятнадцатилетнюю Марию. Она знала это, но относилась к Пушкину спокойно, даже с иронией. «Как поэт, он считал своим долгом быть влюблённым во всех хорошеньких женщин и молодых девушек, с которыми встречался…

В сущности, он обожал только свою музу и поэтизировал всё, что видел», — писала через много лет Мария Николаевна. А Пушкин не оставлял без внимания и старшую сестру Марии — Екатерину, и компаньонку Анну Гирей. Но именно Марии Раевской, в замужестве Волконской, посвятил он несколько стихотворений, ставших поэтическими шедеврами.

И хотя напрямую имя её в стихах не упоминается (Пушкин специально об этом заботился), она незримо присутствует в его второй крымской элегии «Редеет облаков летучая гряда», в стихотворении «На холмах Грузии лежит ночная мгла», в посвящении в «Полтаве».

А XXXIII строфа в главе I «Евгения Онегина» — это воспоминание об остановке на берегу моря перед Таганрогом, когда путешественники вышли из кареты и любовались морем, а Пушкин смотрел, как Мария Николаевна бегала по берегу, играя с волнами.

  • Я помню море пред грозою: Как я завидовал волнам, Бегущим бурной чередою С любовью лечь к её ногам! Как я желал тогда с волнами
  • Коснуться милых ног устами!

В это время в Петербурге вышло из печати первое крупное произведение Пушкина — поэма «Руслан и Людмила». Серьёзный гонорар за неё — 1000 рублей — догнал его уже в Кишинёве. Туда же пришло предписание о взыскании с Пушкина 2000 рублей по заёмному письму. Увы, долги поэта росли быстрее его доходов.

В Гурзуфе Пушкин прогуливался по окрестностям, купался в море, знакомился с бытом татарской деревни. Так прошли три недели. Верхом со старшим и младшим Раевскими он ездил в Никитский сад, Ялту, Бахчисарай — до Симферополя.

Выезд из Крыма и дальнейший путь до Кишинёва был уже на почтовых. Как чиновнику 10-го класса, ему полагалась тройка лошадей с предъявлением подорожной и оплатой прогонов наличными на каждой станции.

На почтовых проезжали обычно 130—170 вёрст в день.

Всего от Петербурга до Кишинёва набирается под 3,5 тыс. км, а вместе с последующей через четыре года настоящей ссылкой в Михайловское — под 5 тыс. км. Путь от Одессы до Пскова ему приказано было совершить без остановок, и он преодолел 1620 вёрст за восемь дней — по 230 км в день — неплохо даже по нашим временам.

Итак, к 24 годам у Пушкина за плечами было 10 тыс. км дорог (или бездорожья, это как считать). Однако впереди были новые путешествия: многократно из Москвы в Петербург и обратно, в Болдино, в Оренбург.

Самое большое путешествие поэта состоялось в 1829 году, когда он самовольно взял подорожную до Тифлиса, а потом двинулся дальше и с действующей армией дошёл до турецкого Арзрума, то есть побывал всё-таки «за границей», будучи в глазах царской власти «невыездным».

Это путешествие заняло полгода, за которые Пушкин преодолел 7 тыс. км.

О возвращении домой он написал в стихотворении «Дорожные жалобы»:

То ли дело рюмка рома, Ночью сон, поутру чай; То ли дело, братцы, дома!..

Ну, пошёл же, погоняй!..

Источник: https://www.nkj.ru/archive/articles/14143/

Ссылка на основную публикацию